Тридцать первая высота, или как все начиналось… 12 апреля – День Рождения «31 канала» (12 лет)

Тридцать первая высота, или как все начиналось… 12 апреля – День Рождения «31 канала» (12 лет)

Точка отсчета в создании медиахолдинга «31 канал» – 24 октября 1992 года, когда командой из 4-х человек во главе с Арманжаном БАЙТАСОВЫМ была основана телерадиокомпания «31 канал». Выход в эфир 12 апреля 1993 года. Уже тогда была определена основная концепция работы канала, эфир которого даже на первом этапе своего существования состоял из нескольких собственных программ и трансляции популярных фильмов.

Три основных составляющих сегодняшнего эфира «31 канала» – новости, высокорейтинговые сериалы и фильмы, программы для широкой аудитории. Вещание ведется на русском и казахском языках. 

– Что надо телекомпании иметь и уметь, чтобы заработать приличный рейтинг на рынке электронных СМИ? 

– Все зависит от команды, которую совсем нелегко «сколотить». Ни количество денег, ни уровень техники не могут решить проблемы творческие. Тем более сейчас, когда в Казахстане до 20% сокращена ретрансляция российских и зарубежных телекомпаний, планка качества внутренней телепродукции поднялась еще выше.

– Но ведь свою роль играют и загадочные для рядового телезрителя частоты, объем вещания и прочие технические параметры?

– С 2000 года мы вещаем круглосуточно на весь Казахстан. Используем цифровые технологии, работаем на частотах дециметрового диапазона. 

– Вот, кстати, что это за физика такая – дециметровые частоты? Есть другие и лучшие? 

– Есть метровый диапазон, который считается более эффективным. На нем в Казахстане вещают «Хабар», «Ел-Арна», ОРТ, «Казахстан-1» и КТК, в некоторых городах – НТК. На дециметровых частотах работают «31 канал», «Рахат», «Шахар», «Южная столица». В действительности, сегодня эта проблема уже не принципиальная. Было тяжело в начале 90-х, когда мы начинали. Тогда по стандартам советского телевидения все телекомпании, а их, как Вы помните, было раз-два и обчелся, работали в метровом диапазоне. Когда на рынке появились мы в качестве частного канала, нам был предоставлен только спектр дециметровых частот. И это было большой проблемой. Потому что большинство населения имело «советские» модели телевизоров, которым дециметровая частота недоступна. Я помню: в 1993 году в Алма-Ате всего 20% телевизоров могли принимать программы «31 канала». Сегодня более 90% телевизоров в Казахстане способны ловить дециметровую частоту. Но дело не в подобных технических заморочках. За 11 лет существования «31 канала» не было ни одного случая отката назад. Мы движемся вперед, наращивая творческий, технический и финансовый потенциал. Главное богатство – персонал.

– Сколько человек делают «31 канал»? 

– Будем говорить о медиахолдинге. Его штат – 850 сотрудников.

– Тогда вернемся к началу. С чего все начиналось?

– В 92-м, в конце мая, перед самым получением дипломов мы сидели у одного из друзей на кухне микрорайоновской квартиры и обсуждали, как жить дальше. Казахстан был уже независимым государством, нам казалось, что мы можем всё, перед нами были открыты все дороги, и мы пробовали себя в бизнесе. Занимались рекламой, торговали машинами, какими-то вентиляторами, еще много чем. Возмечталось открыть собственную телекомпанию. У большинства ребят идея вызвала скепсис. Я и Олег Волкош решили рискнуть. 

– Вот теперь пора спросить – что такое «31»?

– На той самой микрорайоновской кухне мы очень долго спорили, как назвать наш телеканал. Я настойчиво предлагал «Алатау» или «Туркестан». Дело чуть не дошло до ссоры. Остановились на нумерации дециметровой частоты, 31-ой, которую нам для вещания выделяли. Причем все были уверены, что это временное, компромиссное решение, а позже на ум придет более удачное название, которое всех примирит. Однако до сих пор вот работаем под этой «вывеской», и под этим именем нас знает вся страна. 

– Была ли уверенность в успехе с самого начала?

– Когда мы создавали канал, нам было всего по 22 года, а за плечами – только опыт работы на государственном канале советского формата. Основные деньги на телевидении зарабатывались на бегущей строке, частных объявлениях и рекламе. О прокате роликов мы только мечтали. Что вы хотите: радио тогда работало на кассетных магнитофонах! Это сегодня каждый школьник разбирается в цифровом формате. А вообще-то свой канал мы задумывали развлекательным: фильмы, музыка, сериалы и прочее. Только с 1994 года мы взяли ориентир на производство собственных телепрограмм и новостей. С этого момента концепция канала начала неуклонно меняться. Пришло понимание того, что именно собственный продукт создает лицо компании. Фильмы закупить может кто угодно и конкурировать в плане того, кто первым покажет тот или иной сериал, практически бессмысленно. Сегодня мы в первую очередь – информационный канал, вещающий на весь Казахстан. 

– Вы начинали практически с нуля, как и почти все отечественные телебоссы. У кого тогда учились?

– Да, мы даже приблизительно не имели представления о том, как делается профессиональное телевидение. Без консультантов было не обойтись. Очень помогли друзья, которые работали в Москве, куда я как прилежный ученик ездил года два подряд. Затем в Алма-Ате стали работать такие организации, как Internews, USAID. Их семинары вели зарубежные специалисты, в основном из США, Канады. Они обучали и руководство, и менеджеров местных телекомпаний, и, в первую очередь, – сотрудников отделов новостей и продаж. Это был сильный качественный толчок.

– Как быстро ваш канал встал на ноги?

– Судите сами: в 92-м году мы начинали командой из 8 человек, через год нас стало 42, еще через год-два – 100 человек. Компания росла очень быстро, и тут мы столкнулись с такой проблемой, как болезнь роста. Как управлять коллективом, куда направлять потоки? Помогли те же самые консультанты международного уровня. 
Сам я лично учился в Москве, в США. В Америку на специальные курсы я ездил дважды: в 1992 и 1996 годах. Назрела необходимость распространения наших телепрограмм через спутник на всю территорию Казахстана. В 96-м году мы подошли вплотную к этой задаче. Но небольшой кризис 97-98 годов вынудил нас приостановить воплощение всех идей. И только в 2000 году мы вернулись к ним снова.

– Какая проблема стоит сегодня? 

– Как и прежде – работа с кадрами. Мы ведь все время ищем новых людей, свежие идеи. Случается, приходят к нам ребята и толковые, и образованные, с блестящим знанием языков, хорошо читают, отлично говорят, – ну, все в порядке! Только чего-то не хватает – энергии ли, расторопности, уживчивости в коллективе. Это почти диагноз. Таким людям карьера тележурналиста не светит. А бывает наоборот – чуть ли не с рынка приходит человек, и вдруг у него начинает получаться.

– Вы едва ли не единственный глава холдинга, работающий в эфире. Не доверяете свою программу никому другому?

– Когда я еще затевал телеканал, знал, что буду вести собственную телепередачу. Не потому, что не доверяю другим. Я хочу сам делать нормальный телевизионный продукт, мне интересно выходить в эфир. Короче, я люблю такую работу. 

– Был момент, когда от вас ушла на другой канал целая команда тележурналистов? Вы такое прощаете и можете принять «беглеца» обратно? 

– Тот случай был не единственным. От нас уходили и в агентство «Хабар» и, думаю, кое-кого вскорости переманят на «НТВ-Казахстан». Это жизнь. Каждый человек строит свою судьбу так, как считает нужным. Обратно мы всегда примем человека талантливого, ищущего, только при условии, что ушел он от нас когда-то с соблюдением всех норм служебной этики и сумел сохранить человеческие отношения с людьми. Тем, кто ушел, скажем так, плохо, – путь закрыт. Вот хороший пример. Ирину Несову, прекрасного тележурналиста, пригласили на Павлодарское телевидение главным редактором. Замечательное с точки зрения творческого и карьерного роста предложение. Никаких моральных долгов перед каналов она не имеет, а мы за нее искренне рады. 

– С кем из коллег поддерживаете, помимо профессиональных, тесные личные отношения?

Внутри нашей структуры практически все руководители подразделений – мои близкие друзья и соратники. Серик Кызыкбаев, Ержан Барманкулов, Ирина Мусаева, София Мустафаева, Каиржан Смагулов, Олег Абдыкабиров, Жанна Ахметова, Валера Ерискин. Я могу еще долго перечислять. Эти люди – локомотив компании, мы вместе начинали дело, вместе ошибались и добивались успеха. С коллегами из других структур всегда можно найти точки соприкосновения. На отечественном медиарынке у меня нет ни с кем принципиальных разногласий. Конкуренция должна ведь быть «белой», созидающей, без грязных технологий. Соревнуемся-то мы за качество, за лучшую идею. Из интервью президента медиахолдинга «31 канал» Арманжана Байтасова корреспонденту журнала «СВ».

Точка отсчета в создании медиахолдинга «31 канал» – 24 октября 1992 года, когда командой из 4-х человек во главе с Арманжаном БАЙТАСОВЫМ была основана телерадиокомпания «31 канал». Выход в эфир 12 апреля 1993 года. Уже тогда была определена основная концепция работы канала, эфир которого даже на первом этапе своего существования состоял из нескольких собственных программ и трансляции популярных фильмов.

Три основных составляющих сегодняшнего эфира «31 канала» – новости, высокорейтинговые сериалы и фильмы, программы для широкой аудитории. Вещание ведется на русском и казахском языках. 


– Что надо телекомпании иметь и уметь, чтобы заработать приличный рейтинг на рынке электронных СМИ? 

– Все зависит от команды, которую совсем нелегко «сколотить». Ни количество денег, ни уровень техники не могут решить проблемы творческие. Тем более сейчас, когда в Казахстане до 20% сокращена ретрансляция российских и зарубежных телекомпаний, планка качества внутренней телепродукции поднялась еще выше.

– Но ведь свою роль играют и загадочные для рядового телезрителя частоты, объем вещания и прочие технические параметры?

– С 2000 года мы вещаем круглосуточно на весь Казахстан. Используем цифровые технологии, работаем на частотах дециметрового диапазона. 

– Вот, кстати, что это за физика такая – дециметровые частоты? Есть другие и лучшие? 

– Есть метровый диапазон, который считается более эффективным. На нем в Казахстане вещают «Хабар», «Ел-Арна», ОРТ, «Казахстан-1» и КТК, в некоторых городах – НТК. На дециметровых частотах работают «31 канал», «Рахат», «Шахар», «Южная столица». В действительности, сегодня эта проблема уже не принципиальная. Было тяжело в начале 90-х, когда мы начинали. Тогда по стандартам советского телевидения все телекомпании, а их, как Вы помните, было раз-два и обчелся, работали в метровом диапазоне. Когда на рынке появились мы в качестве частного канала, нам был предоставлен только спектр дециметровых частот. И это было большой проблемой. Потому что большинство населения имело «советские» модели телевизоров, которым дециметровая частота недоступна. Я помню: в 1993 году в Алма-Ате всего 20% телевизоров могли принимать программы «31 канала». Сегодня более 90% телевизоров в Казахстане способны ловить дециметровую частоту. Но дело не в подобных технических заморочках. За 11 лет существования «31 канала» не было ни одного случая отката назад. Мы движемся вперед, наращивая творческий, технический и финансовый потенциал. Главное богатство – персонал.

– Сколько человек делают «31 канал»? 

– Будем говорить о медиахолдинге. Его штат – 850 сотрудников.

– Тогда вернемся к началу. С чего все начиналось?

– В 92-м, в конце мая, перед самым получением дипломов мы сидели у одного из друзей на кухне микрорайоновской квартиры и обсуждали, как жить дальше. Казахстан был уже независимым государством, нам казалось, что мы можем всё, перед нами были открыты все дороги, и мы пробовали себя в бизнесе. Занимались рекламой, торговали машинами, какими-то вентиляторами, еще много чем. Возмечталось открыть собственную телекомпанию. У большинства ребят идея вызвала скепсис. Я и Олег Волкош решили рискнуть. 

– Вот теперь пора спросить – что такое «31»?

– На той самой микрорайоновской кухне мы очень долго спорили, как назвать наш телеканал. Я настойчиво предлагал «Алатау» или «Туркестан». Дело чуть не дошло до ссоры. Остановились на нумерации дециметровой частоты, 31-ой, которую нам для вещания выделяли. Причем все были уверены, что это временное, компромиссное решение, а позже на ум придет более удачное название, которое всех примирит. Однако до сих пор вот работаем под этой «вывеской», и под этим именем нас знает вся страна. 

– Была ли уверенность в успехе с самого начала?

– Когда мы создавали канал, нам было всего по 22 года, а за плечами – только опыт работы на государственном канале советского формата. Основные деньги на телевидении зарабатывались на бегущей строке, частных объявлениях и рекламе. О прокате роликов мы только мечтали. Что вы хотите: радио тогда работало на кассетных магнитофонах! Это сегодня каждый школьник разбирается в цифровом формате. А вообще-то свой канал мы задумывали развлекательным: фильмы, музыка, сериалы и прочее. Только с 1994 года мы взяли ориентир на производство собственных телепрограмм и новостей. С этого момента концепция канала начала неуклонно меняться. Пришло понимание того, что именно собственный продукт создает лицо компании. Фильмы закупить может кто угодно и конкурировать в плане того, кто первым покажет тот или иной сериал, практически бессмысленно. Сегодня мы в первую очередь – информационный канал, вещающий на весь Казахстан. 

– Вы начинали практически с нуля, как и почти все отечественные телебоссы. У кого тогда учились?

– Да, мы даже приблизительно не имели представления о том, как делается профессиональное телевидение. Без консультантов было не обойтись. Очень помогли друзья, которые работали в Москве, куда я как прилежный ученик ездил года два подряд. Затем в Алма-Ате стали работать такие организации, как Internews, USAID. Их семинары вели зарубежные специалисты, в основном из США, Канады. Они обучали и руководство, и менеджеров местных телекомпаний, и, в первую очередь, – сотрудников отделов новостей и продаж. Это был сильный качественный толчок.

– Как быстро ваш канал встал на ноги?

– Судите сами: в 92-м году мы начинали командой из 8 человек, через год нас стало 42, еще через год-два – 100 человек. Компания росла очень быстро, и тут мы столкнулись с такой проблемой, как болезнь роста. Как управлять коллективом, куда направлять потоки? Помогли те же самые консультанты международного уровня. 
Сам я лично учился в Москве, в США. В Америку на специальные курсы я ездил дважды: в 1992 и 1996 годах. Назрела необходимость распространения наших телепрограмм через спутник на всю территорию Казахстана. В 96-м году мы подошли вплотную к этой задаче. Но небольшой кризис 97-98 годов вынудил нас приостановить воплощение всех идей. И только в 2000 году мы вернулись к ним снова.

– Какая проблема стоит сегодня? 

– Как и прежде – работа с кадрами. Мы ведь все время ищем новых людей, свежие идеи. Случается, приходят к нам ребята и толковые, и образованные, с блестящим знанием языков, хорошо читают, отлично говорят, – ну, все в порядке! Только чего-то не хватает – энергии ли, расторопности, уживчивости в коллективе. Это почти диагноз. Таким людям карьера тележурналиста не светит. А бывает наоборот – чуть ли не с рынка приходит человек, и вдруг у него начинает получаться.

– Вы едва ли не единственный глава холдинга, работающий в эфире. Не доверяете свою программу никому другому?

– Когда я еще затевал телеканал, знал, что буду вести собственную телепередачу. Не потому, что не доверяю другим. Я хочу сам делать нормальный телевизионный продукт, мне интересно выходить в эфир. Короче, я люблю такую работу. 

– Был момент, когда от вас ушла на другой канал целая команда тележурналистов? Вы такое прощаете и можете принять «беглеца» обратно? 

– Тот случай был не единственным. От нас уходили и в агентство «Хабар» и, думаю, кое-кого вскорости переманят на «НТВ-Казахстан». Это жизнь. Каждый человек строит свою судьбу так, как считает нужным. Обратно мы всегда примем человека талантливого, ищущего, только при условии, что ушел он от нас когда-то с соблюдением всех норм служебной этики и сумел сохранить человеческие отношения с людьми. Тем, кто ушел, скажем так, плохо, – путь закрыт. Вот хороший пример. Ирину Несову, прекрасного тележурналиста, пригласили на Павлодарское телевидение главным редактором. Замечательное с точки зрения творческого и карьерного роста предложение. Никаких моральных долгов перед каналов она не имеет, а мы за нее искренне рады. 

– С кем из коллег поддерживаете, помимо профессиональных, тесные личные отношения?

– Внутри нашей структуры практически все руководители подразделений – мои близкие друзья и соратники. Серик Кызыкбаев, Ержан Барманкулов, Ирина Мусаева, София Мустафаева, Каиржан Смагулов, Олег Абдыкабиров, Жанна Ахметова, Валера Ерискин. Я могу еще долго перечислять. Эти люди – локомотив компании, мы вместе начинали дело, вместе ошибались и добивались успеха. С коллегами из других структур всегда можно найти точки соприкосновения. На отечественном медиарынке у меня нет ни с кем принципиальных разногласий. Конкуренция должна ведь быть «белой», созидающей, без грязных технологий. Соревнуемся-то мы за качество, за лучшую идею. 


Интервью президента медиахолдинга «31 канал» Арманжана Байтасова  ©kzinfo.online